Отчёт об осенней ежегодной лекции Фонда BEARR

“СМИ и гражданское общество под угрозой в России – что мы можем сделать?” 

Сентябрь 2021 г.

В последние годы в России все чаще подавляется независимая политическая и гражданская активность. В то время как арест Алексея Навального и подавление его организации попали в заголовки газет по всему миру, меры по ограничению “иностранных агентов” также повлияли на организации гражданского общества, менее непосредственно связанные с политической активностью. 

Для осенней лекции Фонда BEARR адвокаты по правам человека Мария Логан и Анастасия Буракова выступили по теме преследований гражданских активистов российским правительством и последствий для будущего.

И Мария, и Анастасия являются борцами за политические и гражданские права. Мария присоединилась к кампании по освобождению Михаила Ходорковского в 2008 году, и с момента его освобождения была попечителем фонда “Будущее России” и из-за пределов России добивалась большей политической свободы. Анастасия впервые приняла участие в гражданской активности в Красноярске в 2011 году, во время массовых протестов на думских выборах. В настоящее время она возглавляет правозащитную группу “Открытие” в Санкт-Петербурге, которая оказывает юридическую помощь гражданам России, которые были арестованы во время демонстраций, подверглись административному давлению или чьи права человека иным образом находятся под угрозой из-за действий полиции, судов и правоохранительных органов.  Она также является основателем проекта “Объединенные демократы” по поддержке независимых кандидатов.

Лекция BEARR состоялась всего через неделю после выборов в Думу, состоявшихся 17-19 сентября. Как и следовало ожидать, они снова показали подавляющее большинство за правящей “Единой Россией”. Но, говорит Анастасия, мало кто из простых россиян верит в официальные результаты: многие кандидаты были исключены, и были опубликованы доказательства фальсификаций в течение трехдневного периода выборов. Тем не менее, власти по-прежнему ценят видимость законности, даже если она широко дискредитирована. 

Спектр репрессивных мер весьма широк. Анастасия выделила три юридических инструмента:

  • Во-первых, закон о “нежелательных организациях” дает правительству полномочия эффективно закрывать организации, которые, по его мнению, представляют проблему. Первоначально это в основном относилось к международным организациям, но в последнее время сфера охвата расширилась, включив в себя местные организации гражданского общества и СМИ, такие как “Открытая Россия” и организация правовой защиты “Команда 29”.

Закон о нежелательных организациях также привел к репрессиям в отношении отдельных граждан: Анастасия Шевченко, активистка “Открытой России”, была первой, кому было предъявлено обвинение и применён домашний арест в соответствии с законом в 2019 году. Андрей Пивоваров, бывший директор “Открытой России” и потенциальный кандидат в Думу Санкт-Петербурга, остается в тюрьме.

  • Во-вторых, закон об иностранных агентах позволяет Министерству юстиции определять любую организацию, получающую средства из-за рубежа, как “иностранного агента”. Недавние изменения в законе означают, что любой кандидат, каким–либо образом связанный с иностранным агентом, должен заявить об этом в предвыборных материалах – явный избирательный недостаток, учитывая (преднамеренные) ассоциации для национальной безопасности термина “иностранный агент”. 
  • В-третьих, законы об экстремизме использовались для подавления кампании Алексея Навального и предотвращения последующей публикации материалов расследований, подготовленных в результате этого, и сфера действия закона постепенно расширялась.

Как следствие, многие из тех, кто связан с командой 29, “Открытием” и кампанией Навального, уехали за границу и продолжают оттуда отстаивать права человека. В России в последние месяцы “атмосфера страха” усилилась, поскольку независимые и оппозиционные организации стало легко закрывать, а способность (и, в нынешних условиях, готовность) протестовать сократилась.  Хотя вполне возможно, что теперь, когда выборы прошли, может наступить некоторое ослабление, мы можем ожидать дальнейшего усиления давления в преддверии следующих президентских выборов в 2024 году.

Это наводит на мысль о мрачных перспективах, и перспектива перемен с помощью массовых организаций или протестов кажется маловероятной. Однако Мария и Анастасия указали на некоторые области оптимизма в отношении будущего. В то время как относительно немногие люди занимаются политикой или вопросами прав человека в национальном масштабе (и в любом случае сдерживаются репрессивным климатом), есть возможность изменить ситуацию на местном уровне в масштабах, поддающихся влиянию обычных граждан. Как отметила Анастасия, режим не является полностью монолитным и все контролирующим: все еще существуют независимые и квазинезависимые медиа-организации, и изменения возможны на периферии.

Технология предоставляет возможность. Правительству стало легко ограничивать деятельность организаций, закрывать ассоциации и предотвращать протесты. Но отдельные голоса труднее контролировать, они усиливаются через социальные сети, поскольку все больше влиятельных лиц сообщают о нарушениях на выборах, проблемах с правами человека и так далее. Пространство для коллективных действий, возможно, сузилось, но оно может расширяться для граждан как отдельных лиц. 

В связи с этим Мария надеялась на смену поколений, что отражает общую тему многих недавних лекций BEARR. Это может материализоваться в долгосрочной перспективе, но режим стареет, популярность Путина слабее, чем когда-то, и есть потенциал в новой когорте молодых людей с меняющимися устремлениями.

Что могут сделать отдельные лица и организации за пределами России, чтобы помочь? Российское правительство по-прежнему хочет уважения и доверия, поэтому международное давление по-прежнему важно: дела о правах человека по-прежнему попадают в Европейский суд, даже если правительство игнорирует решения внутри страны, есть ценность в том, что иностранные правительства настаивают на рассмотрении дела о правах человека. В более широком смысле диалог между организациями гражданского общества в России, теми, кто переехал за границу, и сторонниками в других странах остается как возможным, так и жизненно важным. 

В то же время в самой России по-прежнему наблюдается энтузиазм и стремление к таким правозащитным проектам, как “Открытие”, несмотря на проблемы, с которыми они сталкиваются. В Санкт-Петербурге Анастасия продолжает защищать тех, на кого оказывают давление репрессивные законы. 

Росс Гилл, попечитель BEARR

18 октября 2021 года

Принять участие

Share This